ЭВМ за нас пока не думает

А искусственный разум?
Представьте себе возможность перенестись во времени на полвека назад в далёкий 1973 год и посмотреть на то, как компьютеры только начинали завоёвывать мир и влиять на действительность. В то время 31-летний Владимир Тарасов — заведующий отделом эстонского филиала всесоюзного государственного проектно-технологического института ЦСУ СССР — уже видел свой путь в социальной технологии и подробно рассматривал проблемы применения электронно-вычислительных машин в статье для газеты «Молодёжь Эстонии»:
В «Молодежи Эстонии» от 19 октября в статье «ЭВМ и мы» кандидат технических наук Л. Голуб поставил некоторые проблемы применения электронно-вычислительных машин в народном хозяйстве нашей республики. Сегодня начатый разговор продолжает заведующий отделом эстонского филиала всесоюзного государственного проектно-технологического института ЦСУ СССР В. Тарасов.

Человек – весьма подвижное и требовательное существо. Когда он изобретал электронно-вычислительную машину, то довольно точно знал, зачем ему это нужно. Отношения человека и ЭВМ были простыми и понятными, как отношения матери и грудного ребенка. Теперь же многое изменилось, особенно в части использования ЭВМ для решения экономических задач.

Американцы в своё время пришли к выводу, что около 80 процентов эффекта от применения ЭВМ заложено ещё до её фактического использования, и лишь 20 процентов – после. Как приглашение гостей является хорошим поводом произвести основательную уборку в своей квартире, так и «приглашение» ЭВМ к участию в делах предприятий волей-неволей заставляет сначала навести в этих делах относительный порядок и кое-что пересмотреть. Эта вынужденная реорганизация и даёт наибольший вклад в эффективность использования ЭВМ.

Мы в пересмотре своих отношений с ЭВМ пошли, пожалуй, ещё дальше. Если несколько лет назад сообщение о том, что для решения той или иной задачи была использована ЭВМ, воспринималось как гарантия научности подхода (а диссертация становилась диссертабельной), то теперь задаём себе скептический вопрос: «Ну, а что это дало?» и берём командировку, чтобы собственными глазами убедиться в том, что толк действительно был. Но, к сожалению, скептическое отношение довольно часто оправдывается.

Дело в том, что автоматизация бывает разная. Можно тщательно обследовать предприятие, выявить действительно необходимые потоки информации, в нужной мере реорганизовать управление предприятием, переучить людей и провести автоматизацию с учётом перспективы. А можно «перевести на машину» то, что есть, или то, что просят, всем угодить, не задаваясь вопросом, полезно это или вредно. Сделать, например, такую сложную систему с использование ЭВМ третьего поколения, чтобы из уютного кабинета в телевизор было видно, с какой скоростью бурлаки тянут баржу.

Можно проектировать и внедрять действительную автоматизацию, а можно, как говорят специалисты, «автоматизировать беспорядки». И конечно же, эта вторая дорожка «протоптанней и легче».

От кого же зависит тот путь, по которому пойдёт автоматизация? От двух сторон, которые в условиях хозрасчёта имеют краткие, точно отражающие суть дела наименования: «заказчик» и «исполнитель». Первый работу заказывает, принимает и оплачивает; второй работу выполняет и получает за неё деньги. Заказчик бывает богатый и бедный, грамотный и неграмотный, придирчивый и сговорчивый. Исполнитель – порядочный и непорядочный, авторитетный и неавторитетный, свой и со стороны. Эти эпитеты определяют спектр возможных деловых взаимоотношений между заказчиком и исполнителем, от которых во многом зависит судьба автоматизации и эффективности использования ЭВМ. Но всё же, в первую очередь, качество работы зависит от исполнителя.

Какую же работу выполняет в данном случае организация-исполнитель, Она проектирует новую технологию обработки информации на предприятии таким образом, чтобы её результаты давали своевременный и точный обзор состояния дел на предприятии, необходимый для наиболее эффективного управления последним. А для того, чтобы этот своевременный и точный обзор не обходился слишком дорого, проектировщики АСУ – приблизительно так называется эта новая, не ставшая ещё по-настоящему модной, специальность – стараются максимальное число операций по обработке информации передать ЭВМ.

Проектировщик АСУ начинает с обследования предприятия, в ходе которого он должен выяснить существующую там технологию обработки информации. При этом он изучает организацию управления и отчётности, порядок заполнения и движения документов на предприятии в такой же мере, в какой знают об этом бухгалтер, экономист, плановик и другие специалисты, вместе взятые.

Далее, он должен спроектировать новую технологию обработки информации, проявив изрядные инженерные, экономические и юридические знания. Затем, начинается программирование. Это довольно кропотливое занятие, требующее терпения, внимательности и, в т о же время, изобретательности. Здесь нужно хорошо знать ЭВМ и те языки, которые им «понятны».

Сейчас уже многие вузы, и не первый год, выпускают таких специалистов – мастеров на все руки. Им преподают все необходимые предметы. Но интересный парадокс: практика показывает, что наиболее эффективно в области проектирования АСУ работают не специально подготовленные люди, а лица, получившие какое-либо «классическое» образование: физико-математическое, радиотехническое и т.д. Очевидно, это ещё раз указывает на то, что лучше что-то знать хорошо, чем всё понемножку.

Выходом из положения является не универсальная подготовка специалистов, требующая подчас взаимоисключающих способностей, а специализация и разделение труда в проектировании, что под силу только крупным организациям, которые применяют индустриальные методы проектирования и имеют возможность производить подготовку и переподготовку специалистов силами своего учебного комбината.

В нашей небольшой республике не один десяток организаций так или иначе занимающихся проектированием АСУ или отдельных экономических задач. Это вызывает значительное дублирование работ и распыление кадров специалистов. И хотя в микроскопических (обычно, ведомственных) проектных организациях себестоимость работ значительно выше, однако условия и оплата труда лучше, чем в крупных организациях; как правило, за счёт системы премирования. К тому же, в такой относительно крупной по республиканским масштабам проектной организации как Эстонский филиал Всесоюзного государственного проектно-технологического института ЦСУ СССР на одного работающего приходится всего лишь около 1,3 кв. м производственных площадей, то есть явно отсутствуют нормальные условия труда.

Мы уже научились уделять определённое внимание вычислительной технике, по достоинству оценили и рабочее время ЭВМ. В последние годы основные проблемы автоматизации были, как правило, связаны с нехваткой ЭВМ. Да и сейчас ещё ощущается их недостаток. Это обстоятельство породило болезненную реакцию в отношении приобретения ЭВМ: «Бери как можно больше, потом разберёмся!». Однако если раньше такая позиция была оправданной хоть в какой-то мере, то теперь она становится просто опасной, поскольку масштаб производства ЭВМ в странах СЭВ сделал гигантский скачок. Появились мощные быстродействующие машины третьего поколения – ЭВМ ЕС, которые начнут поступать в нашу республику уже с конца этого года. И через два-три года может случиться так, что в республике будут простаивать дорогостоящие ЭВМ, потому что проектировщики не успели загрузить их работой.

По весьма приближенным оценкам ситуация такова, что Эстония в ближайшие 15-17 лет получит необходимую вычислительную технику, чтобы осуществить повсеместную автоматизацию, то есть ввести в строй автоматизированные системы управления для всех предприятий и организаций. В то же время, чтобы имеющиеся в республике проектные организации своими силами спроектировали все эти АСУ, необходимо около 50 лет, при том условии, что они не будут дублировать друг друга.

Это означает, что сегодня в центре внимания проблем, связанных с автоматизацией, должен быть человек – проектировщик АСУ, и в этом смысле он должен потеснить саму ЭВМ на задний план.

В заключение хотелось бы ещё раз более резко очертить уже упомянутые проблемы, связанные с эффективным использованием ЭВМ в народном хозяйстве республики:

  • улучшение качества подготовки специалистов в области АСУ в вузах, чтобы специалист мог справляться со всей работой хотя бы не хуже других, имеющих хорошее «классическое» образование;
  • комплексное решение вопроса роста технической базы автоматизации в соответствии с количеством подготавливаемых ежегодно специалистов в области проектирования АСУ;
  • радикальное улучшение условий труда проектировщиков АСУ – в первую очередь выделение для них необходимых производственных помещений;
  • укрупнение проектных организаций, перевод их на индустриальные методы проектирования, основанные на разделении труда и стандартизации, и кооперация их с учебным комбинатом на основе единой технической базы, (включающей в себя новейшую технику по подготовке, приему-передаче и обработке информации, и оргтехнику);
  • централизованная координация работ и обмен всем имеющимся опытом между проектными организациями, устранение дублирования и кустарщины.

В нашей республике имеется значительный опыт по эффективному использованию ЭВМ в народном хозяйстве, имеется техническая база – одна из первых в нашей стране по мощности вычислительной техники. Словом, имеются все предпосылки для того, чтобы благодаря новейшим ЭВМ поднять народное хозяйство республики в относительно короткие сроки на новую ступень. Для реализации этих предпосылок необходимо лишь своевременно выявить некоторые организационные недостатки и устранить их.

Владимир Тарасов

«Молодежь Эстонии»

21.11.1973

А теперь вернёмся в нашу реальность и ощутим лёгкий эффект дежавю (déjà vu – фр.).

2024 год: одна из самых обсуждаемых тем — «Искусственный интеллект». Мы попросили его самого прокомментировать статью. Посмотрите, что ответил нам искусственный разум!

Статья Владимира Тарасова, которую мы предлагаем прокомментировать, написана 50 лет назад. Насколько она актуальна сегодня? Что в ней устарело, а что актуально до сих пор?

Статья Владимира Тарасова из 1973 года поднимает важные вопросы внедрения и использования ЭВМ в народном хозяйстве, которые остаются актуальными и сегодня в контексте ИИ. Темы, такие как необходимость предварительной оптимизации процессов перед внедрением технологий, скептицизм по отношению к их эффективности, и важность качества подготовки специалистов, до сих пор актуальны. Устаревшим можно считать специфику технологических ограничений ЭВМ того времени. Однако подход к интеграции технологий, акцент на человеческом факторе в процессе автоматизации, и вопросы эффективности и реорганизации остаются важными и сейчас.

Путешествуйте вместе с ТШМ не только во времени, но и в науку об управлении на 10-месячных крауд-тренингах Владимира Тарасова:


«Персональное управленческое искусство. Версия 2.0»

и

«Принципы и приёмы профессионального менеджмента».


Старт нового потока уже 7 марта!


Расскажите об обучении на крауд-тренингах Владимира Тарасова своим близким, друзьям и коллегам, расширяйте не только свою картину мира, но и мировоззрение своего окружения!