Архив публикаций в газетах и журналах

3 апреля 2000 — «Менеджмент технологии» — ГОСУДАРСТВО – ЭТО МЫ

Или Восемь лет и восемь дней Владимира Тарасова

С 29 июня по 7 июля в посёлке Лосево Ленинградской области проходили Летние деловые игры Владимира Тарасова. Организаторами выступили Таллиннская школа менеджеров и санкт-петербургский Союз профессионалов международного сотрудничества. Игры проводились в третий раз (1989 Бердянск, 1999 Саратов). В этом году в низ приняли участие около 120 руководителей высшего и среднего звена из 18 регионов России и ближнего зарубежья. В дальнейшем Игры решено проводить регулярно.

О сути и системе


Пути бывают разные. Глобальные и каждодневные, прямые и скользкие, к Цели и за пределами жизни — и к аптеке за углом. А ещё: свои — и только. Других нам не дано. Счастлив путь обретший. Блажен — помогающий обрести.

Наши с Тарасовым локальные пути сблизились до пределов замкнутого пространства мокрой «Волги», торопливо шелестящей по зябкой петербургской набережной в сторону телецентра. Позади был напряжённый день бизнес-курсов, впереди — запись передачи, а через месяц — Летние деловые игры. А здесь и сейчас — стремление понять и постичь. Суть и Систему. А может быть, и Секрет.

— Система моя одновременно проста и сложна, — рассказывает Тарасов. — И основные её постулаты восходят к Древнему Китаю. Человек мало изменился за две-три тысячи лет. Я только попытался отделить философию, воздействующую на мысль, от социальной технологии, дающей понимание механизма действий. Китайская социальная технология обращена внутрь человека, в то время как западная — направлена на внешние процессы. Мы исследуем первое как источник второго, отделяя внутреннюю технологию от внешней и от философии. Можно исправлять последствия необдуманных действий, корректировать поведение, но правильнее будет воздействовать на побуждающие механизмы. Поступки подчиняются решениям, которыми, в свою очередь, управляет мысль. Что же движет мыслью? Ваша картина мира. И в этом — суть теории. Я помогаю человеку по-новому взглянуть на жизнь, произвести корректировку его картины мира, заново оценить своё место и предназначение, и уже с новых позиций воздействовать на причинно-следственные связи. Наше будущее — внутри нас. Научиться им управлять через корректировку личностных ориентаций — задача сложная, но выполнимая. Этим мы и попытаемся заняться. Через месяц. В Лосево.

Люди и картины


«Мы ходим по лабиринту жизни под открытым небом. Сверху, конечно, видно, где в этом лабиринте можно пройти, а где — тупики. Но мы все ходим по земле. И можем только предполагать, как там дальше этот лабиринт устроен. Представьте себе, что некто тащит другого по лабиринту, а тот — упирается. Потому что в его картине мира дальше — тупик. Можно, конечно, и силу применить, но не проще ли поменять ему картину мира? Если теперь в картине мира человека на нужном нам пути тупика нет, нет и преграды — к чему теперь упираться?» Эти тарасовские строки пришли мне на ум при беглом взгляде на расписание работы лосевского лагеря. Помнится, барон Мюнхаузен в ежедневном расписании планировал подвиг. У Тарасова же каждый день начинается с Картины Мира. Скромно и со вкусом. Хотя смысл здесь гораздо более глубокий.

Задумывались ли вы когда-нибудь, чем подросток отличается от взрослого? Восприятием мира. И способностью предвидения. В сознании подростка существуют три картины мира, отображающие три его среды: школа — семья — улица. Каждая среда живёт по своим законам: что можно на улице, не позволено в школе и т.д. Предвидеть последствия своих действий он может только в пределах одной из картин. Проходит время, человек взрослеет, и правила его поведения в разных средах выравниваются. Выравниваются и картины мира, сливаясь, как кусочки мозаики в единый рисунок. Единство картины — признак взрослости.

А как же подросток? Сохраните его в себе. Это для него, живущего в вас, каждое утро в 10:00 выходит на сцену Владимир Тарасов.

Картина Мира — час вопросов и ответов. В социальных технологиях, как и в других областях, есть свои каменщики и ювелиры. Этот час — для тончайшей работы. Вопросы и ответы, связанные между собой невидимыми узами, сплетаются в полотно новой картины. Ваше видение мира обогащается новыми красками, приобретает новый объем, становится более рельефным и многогранным. В какой-то неуловимый момент вы начинаете понимать, что подросток внутри вас вновь взрослеет. Прежняя картина мира оказывается только частью чего-то более полного, богатого и интересного. Вслед за этим меняется и ваше поведение, жизненная позиция, углубляется и обогащается система ценностей, прежние тупики уступают место путям простым и ясным. И процесс этот бесконечен. Надо только сохранить внутри что-то заветное, дающее способность к познанию и удивлению.

Между Венерой и Клеопатрой


Что такое бизнес-лагерь? Это государство в миниатюре. Со своей конституцией и органами власти, финансовой системой и промышленностью, торговлей и судом, внешними связями и средствами массовой информации. Со своими общественными отношениями и даже с новым пониманием времени. В условиях, когда реальный день равен игровому году, потеря даже одной минуты чревата серьезными последствиями. Поэтому надо всё делать быстро. И эффективно. Чтобы всё успеть. Сегодня ты банкир, завтра — премьер-министр, послезавтра — бизнесмен. Или безработный. Хочешь быть президентом? Три часа на агитацию, где всё по-настоящему: программы и коалиции, PR и предвыборные технологии. Президентский срок — три года. То есть три дня. Вот и укладывайся.

В плане общем, лагерь — своеобразный полигон для отработки всевозможных моделей политических, экономических и общественных отношений. Это возможность проверки схем, на осуществление которых в реальной жизни, может быть, вы бы и не решились. Игровой процесс построен по принципу троеборья. Каждый день участники набирают индивидуальные рейтинги в категориях политической, экономической и управленческой борьбы. Игровые ситуации позволяют выработать оптимальный стиль поведения в любой области деятельности. Здесь нет политического или экономического риска реальной жизни, ничто не повредит вашему общественному статусу. В этой стране каждый участник — инкогнито, даже имя у вас вымышленное. Временные рамки, спрессованные до предела, позволяют по каждой ситуации получать результат практически мгновенно. Поэтому и спят здесь по 3-5 часов. Слишком много надо успеть. Отработать те или иные приёмы управления, сравнить эффект от разных вариантов избирательных кампаний, опробовать новую стратегию приватизации, организовать финансово-промышленную группу… Лагерь являет собой не формальную экономическую или политическую схему для решения конкретных задач, а живую, действующую модель государства, со всеми скрытыми закономерностями, развитием процессов в динамике и ценнейшими элементами непредсказуемости и стихийности.

Мэтью решил баллотироваться в президенты. Сам, без блоков и коалиций. И дать бой оппоненту, заручившемуся мощной поддержкой «губерний» и ведущему борьбу в классических предвыборных традициях. В результате выборов, последовавших за избирательной кампанией, выяснилось, что Мэтью проиграл с разницей всего три голоса. В данной ситуации это равносильно победе. На следующие президентские выборы он не пошёл. Ситуация была уже отработана, выводы сделаны. Надо двигаться дальше.

Этот пример не только демонстрирует модель в действии, но и обнажает проблему. Жизнь в лагере настолько насыщенна, что участвовать полноценно во всех номинациях практически невозможно. Нужно либо заниматься политической борьбой, либо налаживать производство и зарабатывать деньги. Совмещение весьма проблематично. Как проблематична и целесообразность рейтингования участника по всем номинациям. Конечно, не оценки здесь главное, но, по словам президента Российской Игровой Федерации Натальи Молчановой, работа по совершенствованию критериев уже ведётся.

В отличие от остальных номинаций, управленческая борьба, проводившаяся в виде поединков, привлекала всех. Участники помещались в реальные жизненные ситуации, пытаясь отстоять интересы конкретного действующего лица. В некоторый момент они менялись ролями. Менялись и задачи. Поединки судили арбитры, представляющие интересны разных слоёв общества: наёмных рабочих, собственников и высших менеджеров. Соответственно, и позиции у судей разные. Таким образом планировалось придать оценкам большую взвешенность и объективность. Вот только получилось ли? Ведь представитель, скажем, наёмного персонала, отстаивающий свои интересы перед менеджером, вряд ли может быть адекватно оценён с позиции собственника. И наоборот. Вопрос для дискуссии…

Так или иначе, работа в стране кипела. Президент Эдвард сражался с Думой по вопросу преодоления дефицита бюджета. Глава Центробанка Гор за три дня наладил систему безналичных расчётов, а очаровательная Верена даже заключила межгосударственный договор и образовала оффшорную зону, где все желающие могли насладиться дивным кофе. Впрочем, не за игровую валюту, а за запрещённые на остальной территории «иностранные» рубли.

Неутомимый Тарасов (Дик) с верной помощницей Джейн был, казалось, всюду. Налаживал систему госзаказа в промышленности, судил управленческие поединки, читал лекции для детей, занимавшихся здесь же по особой программе. Может быть, эти дети положат начало новым славным династиям?

Спрашиваю Клеопатру:

— У вас это имя или должность?
— Образ жизни, — молниеносный ответ.

Через три дня — сенсация: свадьба Клеопатры! Прямо в лагере!

А как же образ жизни?.. Вот вам и утренние Картины Мира…

Прогулки с патриархом


Мы были вместе уже не один час. Прогуливались по берегу озера, любовались лосевскими порогами. И говорили, говорили…

Рэм Фёдорович Жуков, патриарх и идеолог развития активных методов обучения, создатель первой в мире кафедры деловых игр, знаменосец полка Военно-Морского Флота на Параде Победы 1945 года, был в лагере почётным гостем. Совершенно естественно наш разговор зашёл об истории.

«Современные деловые игры берут начало от военных учений, — поведал он. — Известна история, как Суворов при взятии Измаила выстроил игрушечную крепость рядом с настоящей и несколько раз брал её штурмом на глазах у турок. Те уже так привыкли к игрушечным штурмам, что, когда суворовцы пошли на настоящий Измаил, турки не оказали серьезного сопротивления.

Георгий Константинович Жуков во время стратегических игр 40-го года был назначен командующим войсками «синих», то есть немцев. И вдруг он, несмотря на все наши планы воевать только на чужой территории, довёл войска «синих» до Москвы и Сталинграда. Это произвело тяжелое впечатление. Выяснилось, что истинное положение дел далеко не блестящее. Жукова назначили начальником Генерального штаба. После этого он проводил игры очень часто.

Когда наши войска подходили к Берлину, Георгий Константинович провёл игру по его взятию, длившуюся десять дней. На третий день выяснилось, что сорвать штурм Берлина может не отдельный маршал, а начальник тыла и снабжения Красной Армии, который не сумеет подать нужное количество техники. У немцев железнодорожная колея более узкая, дороги были заминированы, мосты взорваны. И оказалось, что для подвоза требуемых 7 млн снарядов придётся брать танки и дошивать из вверх досками, переделывая в самодельные грузовики. Вот так через игру решались важнейшие боевые задачи.

Что же касается мирного применения игр, то начало ему было положено в 1932 году в Ленинградском инженерно-экономическом институте Марией Мироновной Бирштейн. Тогда игры помогали осваивать выпуск новой продукции, отрабатывать навыки управления производством. К сожалению, в 1938 году деловые игры были запрещены, и второе их рождение произошло в конце 60-х.

Надо сказать, что в США первая деловая игра была создана только в 1956 году. Так что в этом вопросе наш приоритет неоспорим.

В 1971 году, после создания в Ленинградском ИПК судостроительной промышленности кафедры деловых игр, мы стали работать в разных городах. Однажды мы проводили школу-семинар в Вильнюсе, куда к нам и приехал Тарасов. Он был для нас человеком новым, но, как оказалось, опытным. Владимир Константинович поучаствовал в разработке методов и подходов, необходимых для этого вида обучения, и привнёс новую технологию, которую потом использовал и в своей школе, и в книгах.

То, что Тарасов делает сейчас, — очень хорошо. Это существенно отличается от того, что делали мы. Тут есть большая доля драматизации. Здесь сталкиваются мнения разных соперников, в судьи могут это оценить с разных точек зрения. Очень хорошо, что игры проводятся в условиях загородной базы, где люди оторваны от всего, и им несложно заниматься по 18-20 часов в сутки. Погружение — это всегда плюс.

Кроме того, Тарасов очень тонко и психологически доходчиво помогает всей группе и каждому в отдельности вжиться в свои роли, и всё происходящее становится уже актом коллективного творчества…»

Мимо деловито прошагал спикер Госдумы, на ходу обсуждая новый президентский указ. Народ читает свежие газеты «Вперёд» и «Назад». Пробежал со всех ног директор известной в миру фирмы, гордо неся на кухонном подносе («транспорте») собранный из LEGO вертолётик. «На госприёмку повёз», — уважительно переглянулись мы. Жизнь шла своим чередом…

— Знаете, — говорит Жуков. — Тарасов просит меня остаться до завтра и позаниматься с людьми. Но я никак не могу. Мы с женой уже тридцать пятый год каждый месяц отмечаем число нашей свадьбы. И сегодня как раз 411-й месяц. Она готовится, будет ждать. А мне ещё цветок ей нужно купить…

Кто-то улыбнётся… Я — снимаю шляпу.

Дороги, которые нас выбирают


«Человек, увидевший путь, не хозяин своей судьбы. Теперь путь выбирает его. Диктует ему, что делать и чего не делать. Путь управляет им. Путь — великий менеджер». Это — из «Книги для героев».

«Твёрдое — это то, на что можно опереться, — не провалишься. Пустое — то, на что опираться нельзя. Различение твёрдого и пустого — самое высшее из искусств. Вся человеческая деятельность состоит из пустого и твёрдого» («Искусство управленческой борьбы»).

Две книги. Один Путь. Одна Цель. Достижимая за пределами жизни. «Смысл всякой деятельности лежит вне её пределов. Смысл жизни — тоже. Внутри неё мы сможем понять только значение отдельных дел и событий. Когда большая цель достигается при жизни — это трагедия. Цель оказывается мелкой, и жизнь теряет смысл. Только человек большой цели знает свой путь.» Это — главное, чему учит Тарасов. Можно постигать приёмы управления, овладевать методиками поведения, вникать в тонкости психологии, но без ясной цели, без обретения пути это — пустое. Сочетание твёрдого с пустым — всегда пустое. Восемь дней жизни лагеря, вобравшие в себя восемь лет истории Российской Игровой Федерации, каждый посвятил изжитию пустого в себе. Постановке Цели. Обретению Пути. Формированию Картины Мира. И если для многих эта картина заиграла новыми красками, обрела новое звучание, наполнилась новым смыслом, то благодарить за это нужно, во-первых, себя. За желание и способность что-то изменить. Во-вторых, дружный и мощный эгрегор, нацеленный на ежеминутное движение вперёд, не оставляющий шансов застою и душевной лености. И в-третьих, человека, умеющего быть незаметным. Подвигающего на путь. Владимира Тарасова.