Архив публикаций в газетах и журналах

30 марта 1993 — «Выбор» — «ТАЛЛИННСКАЯ ШКОЛА МЕНЕДЖЕРОВ ЛИШНЕМУ НЕ УЧИТ. УБЕДИТЕСЬ САМИ» — УТВЕРЖДАЕТ ВЛАДИМИР ТАРАСОВ

ИГРАЮТ ОТЦЫ…

До сих пор вспоминаю ту игру, хотя прошло несколько лет, — говорит Тарасов. — Тогда в Бердянск съехались руководители со всей страны. И за время работы курсов мы увидели невероятное будущее этой страны: разлом, новые государства (в том числе одно монархическое — в Средней Азии), границы, безработица, карточная система… И всё это — в 1989 году, когда ещё существовал СССР, не было ни суверенитетов, ни талонов. Тогда посмеялись — слишком пессимистичный прогноз. Оказалось — реальный. Получилось, что даже я как руководитель игры не мог предвидеть, во что она в итоге выльется.

Тарасов не лукавит. Потому что один из главных принципов Таллиннской школы менеджеров (ТШМ) — отсутствие жесткой программы обучения. Преподаватель не обязан заранее решать, что будет читать завтра. Всё зависит от восприимчивости и инициативы аудитории. Хотя, конечно, основные тематические блоки для импровизации известны: техника общения, перехват и удержание управления, коммерческая деятельность, бизнес-идея и бизнес-план и т. д.

Я помню одну из первых таких игр в 1984 году в Вийтна. Надо было видеть, с каким азартом взрослые дяди-инженеры, в основном молодые специалисты, строили из кубиков дома или собирали детский конструктор. Они не играли, а «работали» в своих трестах, управлениях, выбивали кредиты, сырье, нанимали рабочих, платили премии и пр. На последующие тарасовские школы умные руководители специально ходили, чтобы подыскать толковых ребят. Потому что ТШМ давала то, чему не учили ни в одном вузе, — умение руководить, работать с людьми, ориентироваться в деловом мире.

Но что те трудности по сравнению с теперешними, когда в бизнес ринулись все. Причём многие — не имея ни управленческих, ни экономических знаний, набивая шишки на ходу. Опыт же, который можно получить в ТШМ, «пережив» за несколько дней разные варианты предпринимательской деятельности, переоценить трудно. Тем более, что и сама школа эти годы на месте не стояла. Тарасов со своими помощниками проводил курсы в разных городах и республиках бывшего Союза и за рубежом, создал американо-эстонское совместное предприятие, опубликовал несколько книг.

Сейчас бизнес-курсы и тренинги ТШМ проводит регулярно с сентября по май. Ежемесячно — в Таллинне, хотя можно договориться и о выезде в другие города республики. Длительность курсов разная, стандартный вариант — пять дней. Об их эффективности говорит пот такое высказывание Ирины Сиркель из арендного предприятия «Эстфенойл» из Кохтла-Ярве:

Вообще-то я инженер-технолог. Но в нынешней ситуации надо уметь всё. Поэтому и приехала на эти курсы. Впечатление — очень ёмкая программа, масса практических советов. Но ещё важнее, что во время игры пыталась учитывать ошибки — как свои, так и коллег. Теперь дома нужно будет всё заново проанализировать и осмыслить, чтобы использовать в жизни.

Вот так деловые игры заставляют взрослых людей корректировать не только представления об управлении производством, но и личные качества. Словом, приходится переучиваться. А это всегда труднее, чем учиться. Поэтому наряду с отцами в роли учеников у Тарасова появились

…И ДЕТИ

Вот уже пять лет ТШМ проводит бизнес-школы для старшеклассников в Таллинне (на русском и эстонском языках), Москве, Хабаровске и других городах. Даже появление границ и виз не помешало прошлым летом ребятам из России приехать в лагерь под Таллинном, а школьникам из Эстонии поехать под Новый год в такой же лагерь под Тольятти. А ведь такой лагерь — это от 200 до 400 участников. И всем — от 14 до 17 лет. Подростки, самый сложный возраст. Как же удаётся с ними справляться?

Чаще возникает проблема, как бы их отвлечь от игры, чтобы хоть немного отдохнули, — говорит Тарасов. — Под Новый год не удалось даже провести запланированный конкурс на «мисс» и «мистера» школы. У них были свои дела. Государственные.

Государств на территории школы может быть несколько — Красное, Синее, Зелёное… Сколько именно — зависит от числа участников (по 40-50 человек в каждом). Ребята приезжают — и сразу поселяются в одном из них. Получают соответствующее гражданство (в отличие от реальной жизни его можно сменить на другое). Избирают парламент и президента, формируют кабинет министров, создают банки, биржи, вводят свою валюту.

Строится каждое государство по-своему. Прошлым летом, например, ребята из эстонских школ в первую очередь начали с границ, таможни, придирчивой проверки виз. Для остальных это тогда было в новинку, поэтому вызвало непонимание со стороны соседнего государства. Пошли конфликты, разборки. Опять же как в жизни. Но кончилось всё хэппи-эндом, когда бизнесмены обеих стран мирно обсуждали свои проблемы, сидя в баре, что тоже вполне отвечает действительности.

Кстати, о барах. Они как грибы мгновенно выросли в каждом государстве. «Здесь я попробовал, что значит свой бизнес. Открыл бар и на практике понял, с чего начинать и что делать». Это — из отзыва о бизнес-лагере. А начинал юный бармен с того, что взял кредит в банке, поменял игровую валюту на кроны, закупил в ближайшем магазине пепси, печенье и пр. И стал торговать, по вечерам подсчитывая выручку. Не обанкротился.

Поначалу шоковое впечатление на ребят производило заявление, что каждый из них может претендовать на любой пост. Некоторые сразу решали: «Я б в рабочие пошёл…». И шли собирать, например, дверные замки для «Жигулей» (любое посильное реальное производство с учётом возможностей региона). Сложнее всего было разбудить честолюбие будущих президентов и премьеров. Тарасов намеренно буднично рассказывал об их обязанностях, а сам вовремя ловил азарт в глазах и предлагал: попробуй! Потом они писали в анкете: «Появилось представление о руководстве государством».

Но больше всего ребят привлекал бизнес. И тут выяснилось, что можно всё, что не запрещено. А ведь в первые дни все были зажаты многочисленными «нельзя» и «не умею». Зато сразу выделялись те, кто приезжал в лагерь не в первый раз. Они, как правило, не рвутся к официальной власти. Они открывают биржи, валютные пункты, проводят аукционы. Но они же, в отличие от новичков, реально влияют на политику с помощью своих капиталов.

Возникает резонный вопрос: откуда подростки могут знать все эти тонкости, которые и многим взрослым не по зубам? Из лекций, которые читают с первого дня в лагере, — по истории менеджмента, современному бизнесу (с акцентов в управленческую борьбу), организации и работе бирж, банков и т.д. Кроме того, в каждом государстве есть свой инструктор, который следит за ходом игры. Проводятся различные совещания, где тоже идёт корректировка. А поскольку детки сейчас пошли умные, слово «бизнес» уважают, то легко всё схватывают. Кстати, намного легче, чем их «отцы», то есть взрослые участники деловых игр.

Хочется привести несколько высказываний из анкет ребят: «Здесь я сама зарабатывала деньги, сама ими распоряжалась. Открыла своё производство…». «Понял, что время важнейший ресурс… Я видел безработицу. Это страшно… Научился беречь деньги…» Это — о бизнесе. А дальше, что не менее важно, — о себе: «Понял, что пора искоренять свои недостатки, а не искать их в других… Здесь я освободился от комплексов, которые не давали мне радоваться жизни… Изменился внутренне в лучшую сторону…».

Почитаешь эти записи — и вздохнёшь с завистью: надо же, какие дети! А тут дома… Впрочем, какие проблемы дома — лучше не вспоминать. Даже если дожили до детского бизнеса, то чаще всего в форме весьма опасной и непривлекательной. Хорошо ещё, если моют стёкла машин или торгуют газетами. Хуже, когда пускаются в откровенную спекуляцию, скромно называемую теперь игрой цен. Тут не все взрослые разберутся. А речь — о детях. Их учить ещё надо всему. В том числе и цивилизованному бизнесу.

Этим и занимается Таллиннская школа менеджеров, решая параллельно ещё один злободневный вопрос: чем занять детей на каникулах? Правда, бизнес-лагерь — удовольствие далеко не бесплатное. А что, скажите, у нас теперь вообще бесплатное?..

Галина Голуб.